Новости

А вы когда-нибудь мечтали поехать в Африку?

Беседа с монахиней Нектарией

Опасности Африки

Африка – огромный, прекрасный и очень опасный континент. Не говоря уже о невыносимой для европейцев жаре, приезжим здесь угрожают давно забытые или совсем незнакомые в их родных странах инфекции: холера, чума, малярия, желтая лихорадка, лихорадка Ласса, страшная «африканская чума» – лихорадка Эбола. И если акул и злых крокодилов в городах вы не увидите, то угроза укуса малярийных комаров и прочих ядовитых насекомых будет не менее реальна. Ежегодно малярия уносит около миллиона жителей Центральной и Южной Африки.

Кроме инфекций, есть и другие, не менее серьезные опасности: многие страны этого континента находятся в состоянии политического хаоса, и редкие туристы-европейцы, отправившись в Ливию или Сомали, Конго или Судан, Зимбабве или Нигерию, а также Кению, Анголу, Мавританию, подвергаются угрозам вооруженного нападения, теракта, похищения ради выкупа, подрыва на мине, захвата пиратами, сексуального насилия.

Ольга упокоилась – сейчас Нектария

Мне трудно представить, что какой-то европеец, тем более женщина, согласится добровольно жить в одной из этих стран, ежедневно и ежеминутно подвергаясь всевозможным опасностям. Но вот такая женщина стоит передо мной – и в её внешности нет ничего героического: это невысокая и уже немолодая монахиня Нектария из монастыря Святителя Нектария на острове Эгина. С ней меня познакомила русская монахиня из этого монастыря, сестра Феофила, а игумения обители Феодосия благословила сестру Нектарию рассказать мне о миссии в Африке.

Сестра Феофила знакомит нас и улыбается:

– А вы знаете, что мы все три – Ольги? Мы с сестрой Нектарией в миру звались Ольгами.

Сестра Нектария тоже улыбается:

– Да, когда-то была Ольга… Ныне она упокоилась – сейчас есть сестра Нектария.

Пауза, достойная Шекспира

– Сестра Нектария, надеюсь, вы трудились в миссии в одной из благополучных африканских стран?

– В Конго. Бывший Заир, с 1997 года – Демократическая Республика Конго.

– Как – в Конго?!

– А вы там тоже бывали?

– Нет. Честно говоря, я не отличаюсь особенной смелостью и даже думать боюсь о таком путешествии. Читала, что в рейтинге самых опасных африканских стран Конго занимает заслуженное третье место. Там многовековая межплеменная вражда, по сути, тлеющая гражданская война. Даже в наше время бывают случаи каннибализма. А ещё чума, малярийные комары и мухи цеце, разносящие сонную болезнь.

Монахиня только улыбается и кивает головой мне в ответ:

– Да, это небезопасное место…

– Скажите, пожалуйста, сестра Нектария, а сколько месяцев вы провели в Конго?

– Почему месяцев? Я прожила там 8 лет.

Пауза, достойная Шекспира.

Я давно мечтала потрудиться в Африке

– Давно мечтала потрудиться в миссии в Африке, и мой духовный отец благословил меня поехать в Демократическую Республику Конго, в город Колвези, расположенный в горах на юге страны.

– Правильно ли я поняла, что вы сами вызвались туда поехать?

– Конечно! С молодости у меня вызывала сочувствие тяжелая доля многих африканцев.

Тут нашу беседу пришлось прервать: сестрам нужно было отлучиться на послушание. Они принесли мне фрукты, кофе, холодную воду и лукум и оставили меня сидеть на террасе, под той самой горной сосной, где когда-то беседовал с духовными чадами святитель Нектарий Эгинский. Святитель учил здесь своих духовных чад жертвенности и монашескому подвигу, открывал им преображенный мир, в котором каждое дыхание славило Господа. В ожидании сестер я выхожу в Интернет и читаю о Демократической Республике Конго.

Одна из самых бедных стран мира

Конго – одна из самых бедных стран мира, но с богатейшими природными ископаемыми, что помещает её в сферу интересов самых разных международных преступных группировок и корпораций. Эти корпорации строят там нелегальные рудники, шахты, загоняют туда силой жителей ближайших деревень, женщин насилуют, мужчин заставляют работать, пока они не погибнут от истощения.

3-е место среди самых опасных стран Африки – вполне заслуженно

В Конго самый высокий уровень изнасилований женщин в мире и сексуального рабства, причем дело усугубляется тем, что большая часть населения относится к насилию над женщинами как к норме.

При прогулке по здешним городам туристы легко лишаются всех ценных вещей и документов – их могут отобрать как преступники, так и обычные жители, и даже банды уличных подростков. У полиции искать защиту практически бесполезно: здесь очень высокий уровень коррупции полицейских. Если тебя остановил полицейский, значит, ты «попал» на деньги.

Так, с опасностями в Конго все понятно: 3-е место среди самых опасных стран Африки – без сомнений, вполне заслуженно. Еще примечателен тот факт, что паспорт Демократической Республики Конго в рейтинге качества гражданства, определяемом по внешним и внутренним факторам (свобода путешествовать за границей, длительное время проживать там, уровень развития экономики, общественный порядок, качество жизни) занял в мире… последнее место.

«Служение должно быть с самопожертвованием и самоотречением»

Теперь о Колвези и православной греческой миссии в этом городе. Колвези – промышленный город. Здесь добывают руды цветных металлов, а также урана и радия. Население около 400 тысяч человек, есть аэропорт и железнодорожный узел.

Первый греческий миссионер, отец Хризостомос Сарантапорос, приехал сюда в 1967-м году. Он был уже немолодым человеком, но имел пламенную веру, дар проповеди и крестил несколько десятков человек. Тяжело заболел дизентерией и отошел ко Господу на своем посту миссионера.

В начале 1970-х, еще будучи мирянином, сюда приехал отец Косьма (Асланидис), которого сейчас называют «апостолом Заира». Он сопровождал отца Амфилохия (Цукоса), ныне митрополита Ганского и Хорского. Отец Косьма, тогда еще просто молодой человек по имени Иоанн, несколько лет занимался здесь строительством храмов, потом вернулся в Грецию, принял монашество и снова поехал в Колвези, уже будучи иеромонахом-миссионером Косьмой из афонского монастыря Григориат. Строил храмы, проповедовал, крестил, помогал бедным, навещал больных и узников. Мастерил для них деревянные кровати – до него они спали на цементном полу.

Отец Косьма отлично каждую минуту своей жизни старался творить добро

Его духовные чада вспоминали, что отец Косьма отлично знал суахили и говорил с крестьянами на их родном языке, что он каждую минуту своей жизни старался творить добро. Даже отправляясь в какую-то деловую поездку, он всегда брал с собой цепь, чтобы в случае необходимости прицепить к своей машине крестьянские повозки с углем или бататом и помочь крестьянам довезти все это до Колвези. Благодаря его неутомимым трудам и горячей проповеди тысячи конголезцев были обращены в Православие.

Он пророчески писал о том, каким должен быть настоящий миссионер: «Служение должно быть истинным, всецелым, без остатка, с самопожертвованием и самоотречением, а также с решимостью оставить свои кости среди костей местных жителей на миссионерской ниве».

Жизнь миссионеров в этой стране полна опасностей

Отважный подвижник неоднократно болел малярией, страдал от солнечных ударов и в конце концов погиб трагически: в 1989-м году, в одной из его миссионерских поездок, в его машину на пустынной дороге врезался грузовик, вылетевший на встречную полосу. Через руки этого бессребреника проходили большие деньги, но он погиб бедным и неимущим, как настоящий монах. Некоторые из его духовных чад считают, что это столкновение не было случайным. Так что жизнь миссионеров в этой стране полна опасностей.

Труды «апостола Заира» продолжил иеромонах Мелетий, ныне митрополит Катангский. С 1987 года в стране действует первый женский монастырь, насельницами которого стали 12 коренных жительниц страны. Сколько сейчас в Конго православных – трудный вопрос: точных данных нет, поскольку современная история этой страны – одна большая гражданская война.

Возвращаются сестры, и наша беседа продолжается. Сестра Нектария рассказывает мне следующие истории:

С юности я мечтала о монастыре

– В миру я жила в Афинах, у меня была успешная карьера: я трудилась в Министерстве экономики, возглавляла один из отделов. С молодости часто слышала о нуждах народов Африки, поэтому вступила в общество помощи африканцам и проводила там много времени. Мы шили хитоны для Крещения, клеили на дерево иконы, ламинировали маленькие иконочки, посылали в Африку посылки с этими хитонами, иконами, а также одеждой и лекарствами.

С юности мне очень хотелось пойти в монастырь, но моя мама была больна, и я её не оставляла. Думала, что моя мечта о монашестве уже никогда не исполнится, раз я не стала монахиней в молодом возрасте.

Предсказание преподобного Порфирия Кавсокаливита

Как-то я пришла к великому старцу Порфирию Кавсокаливиту (1906–1991), ныне прославленному в лике преподобных. Это был удивительный человек, избранник Господа от чрева матери.

Двенадцатилетним мальчиком он прочитал житие святого Иоанна Каливита и так вдохновился им, что поехал на Афон и ревностно подвизался там. Будучи совсем юным, принял рясофорный постриг. От тяжелых трудов и подвигов сильно заболел, и ему пришлось покинуть Афон, но его духовные дары были столь очевидны окружающим, что он был рукоположен в иеромонахи в двадцатилетнем возрасте.

С 1940 по 1973 год отец Порфирий служил приходским священником в церкви Святого Герасима в Афинской поликлинике около площади Омония. За эти 33 года по его молитвам исцелились многие больные. Он также стяжал дар врачевания человеческих душ и дар позорливости. Преподобный Паисий Святогорец говорил о его духовных дарах так: «У него цветной телевизор, а у меня только черно-белый. Таких, как старец Порфирий, Бог посылает в мир раз в 200 лет».

И вот, в начале 1970-х годов я пришла к старцу, чтобы получить у него духовный совет. И он сказал мне нечто совершенно неожиданное. Представляете, ведь я работала экономистом, обычная мирская женщина, а он вдруг сказал мне:

– Ах, какой огромный, какой прекрасный и величественный собор! Он прямо как собор Святой Софии в Константинополе! И ведь ты будешь там служить, будешь трудиться в этом соборе алтарницей!

А собор святителя Нектария, один из крупнейших храмов Греции, был не только ещё не построен на Эгине, но даже и не заложен. Его заложили в 1973-м году, а открыли только в 1994-м.

Когда моя мама упокоилась, я бросила мирскую карьеру, пришла в монастырь святителя Нектария на Эгине, и мне дали послушание алтарницы в этом огромном, прекрасном и величественном соборе. Преподобный Порфирий увидел меня в нем за четверть века до того, как его предсказание сбылось!

Как Промысл Божий привел меня в Конго

Все в нашей жизни совершается по Промыслу Божьему. Этот Промысл и привел меня в Колвези. Мой духовник (он с Афона, из монастыря Григориат) знал о моем давнем желании послужить народам Африки, и вот так совпало, что он приехал в наш монастырь на Эгину, и одновременно с ним к нам приехал Патриарх Александрийский и всей Африки Феодор II. Они поговорили обо мне и моем давнем желании, и Патриарх благословил меня поехать в миссию в Колвези.

Думала ли я об опасностях? Знаете, когда принимаешь решение что-то делать на благо Церкви, не вспоминаешь об опасностях.

Миссия в Колвези

Когда я приехала в Колвези, познакомилась с православной греческой миссией в лице нескольких миссионеров епархии: владыкой Мелетием Григориатисом с Афона (ныне – митрополит Катангский), ещё одним монахом и двумя гречанками – монахиней и вдовой, которой было 90 лет, а она была ещё в силах и весьма давно трудилась в миссии.

Недалеко есть православный монастырь, там игумен – грек с Афона, и 8 человек братии в рясофорном постриге, все африканцы. Они построили церковь в честь Святых Апостолов, обрабатывают землю, выращивают овощи. Даже козочки у них есть. Я там бывала – это в 20 минутах езды от Колвези. Епархия помогает монастырю, а монастырь – епархии. Есть еще женский монастырь, там подвизаются 5 монахинь-африканок, игумения обители 2 года жила в монастырях на Крите.

Духовник монастырей – владыка Мелетий, он следит за духовной жизнью братии и сестер. В обители приходят новые послушники, но принимают их сдержанно: должно пройти целое поколение, чтобы африканцы поняли, что такое монашество и монашеские обеты.

В епархии мы пекли хлеб из кукурузной муки для рабочих, священников, сиротского приюта и двух монастырей. Я занималась подготовкой Крещений, катехизисом для детей и женщин, а также необходимыми насущными делами: организацией кладовки, кухни, пекла какие-то сласти. От каждого храма в епархию присылали для катехизаторских занятий как минимум одного человека, и с ними нужно было работать, а потом они уже сами проводили катехизаторскую работу в своих селах. Общались мы в основном на французском: конголезцы говорят по-французски. У нас также была школа греческого языка, чтобы люди могли читать Евангелие по-гречески.

В Южном Конго 140 православных храмов, 70 православных священников-африканцев, все они находятся под духовным руководством нашего владыки. Для клириков проводят каждый июль семинары. Рядом с каждым из наших храмов – школа. Обычно священник является и учителем в школе. В нашем миссионерском центре – 5 школ: начальная, средняя, неполная средняя, швейная школа для девочек, сельхозтехникум. Есть ещё школа для неграмотных взрослых.

Нужно много времени и терпения

Они хотят присоединиться к Церкви, чтобы уберечься от колдовства

Африканцы очень хотят узнать о Православии. Они понимают, что их культура – магия, и хотят от неё уйти, боятся её. Они слышали, что в Православной Церкви магия не имеет силы, и хотят присоединиться к этой Церкви, чтобы уберечься от колдовства. У них проходит очень много Крещений.

Проблема в том, что насколько легко они приходят к православной вере, настолько легко и отпадают от неё… У них нет традиции Православия, нет духовного воспитания, чтобы они могли понять его богатство, ощутить его глубину. Там очень медленно развивается духовная жизнь и происходит духовный рост. Нужно много времени и терпения, чтобы появились традиции.

Ещё одна огромная проблема – бедность, даже нищета местного населения. Они ожидают от Греции материальной помощи, ждут, чтобы приходили контейнеры с одеждой, обувью, лекарствами. И Греция, несмотря на все свои трудности, помогает. Сейчас греки жертвуют еще больше, чем когда бы то ни было. В нашем монастыре весь нижний этаж корпуса полон вещей для отправки контейнеров в Африку.

В Греции традиция миссионерства – с византийских времен, она продолжается веками.

Трудно ли жить в Колвези?

Климат в Колвези непростой. Температура зимой и летом примерно одинаковая – +25 по Цельсию. Внизу – очень жарко, но Колвези находится в горах, и там не так жарко. Очень солнечно, но не жарко – выше 30 градусов бывает редко. 6 месяцев обычно стоит засуха, 6 месяцев льют дожди. Когда засуха – дуют сильные ветра, они поднимают большую пыль, а это переносится очень тяжело. Пыль стоит прямо в воздухе. Но ничего: живешь, не умираешь…

Радости и печали

Самое радостное – видеть здоровых и счастливых детей, как они крестятся, молятся. Они в этом плане очень отличаются от наших детей: наши малыши на литургии часто выдерживают только минут 15, потом начинают крутиться, вертеться, а африканские малыши садятся на ступеньки поближе к алтарю и сидят неподвижно всю литургию – мирно, спокойно, без капризов, без шалостей.

Самое печальное, трагическое – видеть больных, особенно больных детей. Ну, и болеть самой. В Конго постоянно свирепствует малярия. От малярийной лихорадки умирает множество детей. Начинается обезвоживание – и все. В деревнях нет лекарств. Пока они соберутся привезти ребенка в город, может стать слишком поздно. А приехать в город им далеко не просто. В деревнях практически не бывает автомобилей, во многих селах берут напрокат мотоциклы, чтобы куда-то поехать, но за мотоцикл нужно платить, а денег чаще всего нет.

Главное, чтобы душа была чистой

С африканцами нужно разговаривать, как с детьми

Мне очень понравился местный народ – они спокойные, простые люди. Не ругаются между собой, очень боятся кого-то обидеть: ведь обиженный человек может пойти к колдуну.

Их впечатляет техника белых, но мы бы хотели, чтобы их больше впечатляла глубина духовности. С африканцами часто нужно разговаривать, как с детьми, а если начинаешь говорить о серьезных вещах – им трудно тебя слушать, даже если они взрослые люди…

При разговоре они иногда говорили мне:

– Вы, белые, спасетесь, а мы, черные, не спасемся.

На это я отвечала:

– Цвет кожи не имеет значения. Главное, чтобы душа была чистой и славила Бога.

Ольга Рожнёва

10 июля 2018 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.