Новости

Как Старец Кирилл отправил меня в монастырь и что из этого вышло

Игумения Еликонида (Лысенко)

Игуменья Иоанновского женского монастыря в селе Алексеевка (Саратовская обл.) Еликонида (Лысенко) рассказывает о «неслучайных» случайностях, через которые всесильный Промысл Божий являет себя в человеческих судьбах.

Игумения Еликонида (Лысенко)

Призывающая благодать

Мое поколение приходило к Богу в конце 1980-х – начале 1990-х. В 1988-м году, а это был юбилейный год 1000-летия Крещения Руси, государство наконец повернулось к гонимой им многие десятилетия Церкви лицом и стало возвращать отобранные во времена безбожия монастыри.

Тогда началось возрождение Оптиной пустыни – старинного монастыря преподобных Оптинских старцев, утешителей и духовных светочей России. Призывающая благодать этой восстающей из забвения и поругания обители была так сильна, что люди, заехавшие сюда даже мимоходом, иногда ради простого любопытства, уже не могли жить по-прежнему – без Бога.

Первая Оптинская братияПервая Оптинская братия

«Случайная» поездка в Оптину пустынь

Я оказалась в Оптиной вроде бы случайно, но на самом деле промыслительно: Господь как раз и говорит с нами с помощью таких случайностей и жизненных обстоятельств.

Моя подруга поехала в Козельск, на механический завод, в командировку. Пригласила меня к ней присоединиться, объяснила, что мы сможем побывать в Оптиной пустыни. И мы, молодые девушки, поехали в незнакомый городок. Оптина лежала в руинах, шел 1989 год.

Возрождение ОптинойВозрождение Оптиной

Тогдашний благочинный, отец Мелхиседек (Артюхин) (сейчас архимандрит), благословил нас потрапезничать после службы, дал послушание, показал, где устроиться на ночлег. И мы перетаскивали кирпичи и ночевали в гостинице рядом с монастырем. Тогда это была еще не гостиница – просто полуразрушенное здание. Спали кто на чем: какие-то старые тюфяки, груды одежды. Мне повезло больше других: досталась раскладушка. Но когда я, сильно уставшая, примостилась на ней, оказалось, что она сломана и при малейшем движении грозит перевернуться.

Прямо посреди нашей келлии стояло большое оцинкованное корыто – в него всю ночь капала вода с потолка. Громыхало корыто очень сильно, и под это громыханье мы сладко спали, утомленные дорогой и кирпичами.

Таких чувств, как в Оптиной, я раньше не испытывала: будто душа наконец нашла то, что давно искала

Что могло нам тогда понравиться в Оптиной? Неустроенность, разруха, заросли крапивы? Сейчас я понимаю, что мы ощутили благодать и намоленность монашеской обители, а тогда это было мне совершенно непонятно. Знали мы только одно: каким-то чудесным образом перед нами открылся новый, необычный и очень притягательный мир. Когда ехали назад, подруга задумчиво сказала:

– Как же это затягивает!

Посторонний человек не понял бы, что она имеет в виду, но я ее хорошо поняла. Таких чувств, как в Оптиной, я никогда раньше не испытывала: будто душа наконец нашла то, что давно искала.

Моей подругой была нынешняя игуменья Свято-Алексиевского монастыря в Саратове, матушка Феодосия (Бессонова).

Первый опыт молитвы

Тут нужно заметить, что я, как и многие мои сверстники, росла в неверующей семье: атеизм насаждался в школах, колледжах и вузах.

Папа у меня – военный, родилась я на Дальнем Востоке, вместе с родителями исколесила полстраны. Бабушки и дедушки жили далеко, и о вере я никогда не слышала. Первый раз в жизни обратилась с молитвой к Богу совершенно неожиданно для себя. Нужно было сдавать экзамены, огромное количество билетов, и я внезапно помолилась:

– Господи, если Ты есть, помоги мне сдать экзамены!

И появилось чувство, что меня слышат, на мою молитву отвечают. Сдала все на «отлично».

Потом папу по службе перевели в Калугу.

Оптина в руинахОптина в руинах

«Смотрите, как бы поздно не было!»

Мы с подругой начали ездить в Оптину, трудиться на послушаниях, с необыкновенной радостью убирать в храмах, молиться на службах. Доводилось также нести послушание гостиничной, и там я познакомилась со многими паломниками. Мне приоткрывались их судьбы и то, как действует Промысл Божий в их жизни.

Возрождение Оптиной пустыни, центра духовной жизни России, привело сюда множество молодежи, желающей ревностно послужить Господу. Братья оставались трудиться здесь и дальше, а паломниц, желающих спасаться в монашеском чине, чаще всего благословляли в женские монастыри, которые тоже возрождались после многих лет разрухи.

Монастырская звонница в годы восстановления обителиМонастырская звонница в годы восстановления обители

Так в 1992-м году в Малоярославце, в Свято-Никольском Черноостровском монастыре, оказалась его будущая игуменья, матушка Николая (Ильина). В усердной молитве она молилапреподобного Амвросия Оптинского послать ей сестер, хотя бы человек пять, и преподобный ответил на её молитву: из Оптиной почти одновременно приехали в Малоярославец 30 молодых девушек.

Мы с подругой тоже ездили в этот монастырь. Здесь я исповедалась первый раз в жизни. Далось мне это непросто: я еще не понимала, что каемся мы перед Господом, а священник – свидетель нашего покаяния. И я все оттягивала свою первую Исповедь. Помню, как один из отцов сказал мне:

– Вам нужно исповедаться!

А я ответила:

– Как-нибудь попозже…

И он строго заметил:

– Смотрите, как бы поздно не было!

Тогда я почувствовала, что мои страхи перед Исповедью ложные.

Моя первая Исповедь

Как-то я в очередной раз приехала в Малоярославец, где моя подруга трудилась на послушании во время своего отпуска. Она мне посоветовала:

– Запиши свои грехи и сходи на Исповедь.

И меня опять охватил страх. Тем, кто много лет живет церковной жизнью, может быть, этот страх будет непонятным, но у новоначальных случаются разные, в том числе и такие, искушения. Я стояла в ожидании Исповеди и смотрела, как сестры читают правило. Никто из них не обращал на меня особого внимания, но я почему-то чувствовала их поддержку.

Спустя много лет я встретила тех сестер, некоторые из них уже стали игуменьями монастырей. И они мне признались:

– Мы знали, что ты идешь на первую Исповедь в твоей жизни, и усердно молились за тебя!

Я исповедалась и, когда отошла от священника, со мной случилось удивительное: нахлынули воспоминания, и я стала, словно в калейдоскопе, вспоминать все свои старые грехи, про которые давно забыла и которые иногда даже и грехом не считала. Позднее я поняла, что так действует таинство Исповеди и происходит очищение души.

Свято-Никольский Черноостровский монастырьСвято-Никольский Черноостровский монастырь

Необычный крест

Как-то у меня сложилась тяжелая жизненная ситуация, и мне тогда казалось, что нет никакого выхода из этой ситуации. Я горячо молилась одна в своей комнате, и вдруг мне показалось, что пламя свечи раздвинулось, и видимым образом появился силуэт старца с крестом на груди. Крест был необычный, и я его хорошо запомнила. На душе стало тепло, пришло утешение, и вскоре моя ситуация удивительным образом разрешилась.

Старца этого я узнала позднее на иконе, и в Дивеево, среди вещей преподобного Серафима Саровского, разглядела тот самый необычный крест. Этот тяжелый медный крест, подаренный ему вместе с иконой его матерью, дивный старец носил на груди всю жизнь.

Медный крест преподобного Серафима СаровскогоМедный крест преподобного Серафима Саровского

«Случайная» встреча

Говорят, что будущего монаха или монахиню «выпихивает» из мира. Так произошло и со мной. После того как я почувствовала благодать Оптиной, поняла, что больше не хочу и не могу жить в миру. Но я не знала, есть ли на это воля Божия, и мне очень хотелось побеседовать со старцем.

После того как я почувствовала благодать Оптиной, поняла, что больше не хочу и не могу жить в миру

Как-то я приехала в Малоярославец, а сестры как раз, по счастливой «случайности», собирались в Троице-Сергиеву лавру к духовнику – старцу схиархимандриту Михаилу (Балаеву) (1924–2009). Матушка Николая благословила, и они взяли меня с собой. В обители я приложилась к мощам преподобного Сергия Радонежского, усердно помолилась и попросила его помочь мне найти мой путь в жизни.

Потом мы хотели пойти к отцу Михаилу, но он был болен и не смог нас принять. Я, конечно, расстроилась, что не получу ответа на свой вопрос, но делать было нечего. Мы зашли в книжную лавку, я задержалась, и как-то так получилось, что сестры сели в автобус и уехали без меня. Этого никак не могло случиться, но вот что-то там перепутали, и это случилось.

Я растерялась, но тут мне «случайно» встретилась одна моя знакомая, которая была духовным чадом старца-архимандрита Кирилла (Павлова) (1919–2017). Она как раз шла к нему и взяла меня с собой. Старец только глянул на меня и тут же сказал, что мой путь – монашеский, а затем благословил меня в монастырь.

Старец-архимандрит Кирилл (Павлов)Старец-архимандрит Кирилл (Павлов)

«Бог да душа – вот монах»

Так я оказалась в монастыре, приняла иноческий, потом монашеский постриг с именем Еликонида – в честь мученицы Еликониды Солунской (Фессалоникийской).

Возможно, моя история будет интересна читателям, как портрет человека из первого монашеского призыва после многих десятилетий гонений на Православную Церковь. Сейчас нам, тем юношам и девушкам, которые приехали в конце 1980-х в разрушенную Оптину пустынь, уже за 50. Именно люди этого призыва являются ядром нынешних монастырей, кто-то стал игуменами и игуменьями обителей.

О моей собственной монашеской жизни – о внешней – можно сказать в двух словах, а о внутренней жизни любого монашествующего в двух словах не скажешь, это духовная тайна, ведь, по словам святителя Феофана Затворника, «Бог да душа – вот монах».

Несколько лет я подвизалась в Свято-Алексиевском женском монастыре в Саратове у игуменьи Феодосии (Бессоновой). В 2008-м году в селе Алексеевка было открыто подворье этого монастыря, и меня отправили туда на послушание.

Иоанновский женский монастырьИоанновский женский монастырь

Иоанновский женский монастырь

В 2013-м году подворье было преобразовано в Иоанновский женский монастырь, а меня возвели в сан игуменьи. Монастырь освящен в честь Святого праведного Иоанна Кронштадтского (1829–1908), который посетил наше село Алексеевка в 1894-м году во время своего плавания по Волге. К неописуемой радости всех жителей Алексеевки, святой служил тогда в старинном деревянном храме с престолом Преподобного Сергия Радонежского, построенном в селе тщанием прихожан в 1788-м году.

Иоанновский женский монастырьИоанновский женский монастырь

Святой праведный Иоанн Кронштадтский при жизни никогда не оставлял прибегающих к нему за помощью, и ныне он изливает море чудес и милостей тем, кто просит его молитвенного заступничества в укреплении семьи, в избавлении от скорбей, исцелении от душевных и телесных болезней.

Святой праведный Иоанн КронштадтскийСвятой праведный Иоанн Кронштадтский

Находясь в обители, освященной самим присутствием великого святого, многочисленные паломники имеют возможность помолиться, приложиться к святыням, потрудиться во славу Божию. На монастырской территории находится пруд с купальней, где проводится Крещение взрослых. Приезжайте к нам в гости!

 

5 июля 2019 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.