Новости

О Христианском «Эгоизме», или как помочь себе, помогая другим?

Вести из «Добродомика»

Устроитель и один из организаторов работы благотворительного кафе в Санкт-Петербурге Александра Синяк рассуждает о здоровой любви человека к… самому себе. Эта любовь, по опыту Александры и всех ее друзей, основана на любви к другому, на желании помочь, поддержать в трудный час. Таких возможностей у нас очень много.

Мы бдим, чтоб сказку сделать былью

Недавно открытый во многом при помощи читателей Православие.Ru питерский «Добродомик» – кафе, где сотни стариков-блокадников, ветеранов, пенсионеров не только едят, но и просто встречаются для радостного общения друг с другом, молодежью, артистами, художниками, писателями, – вынужден был на пару дней закрыть свои двери. Бдительные чиновники нашли несколько нарушений, как то: гирлянда над входом, кем-то на стене оставленное граффити… Среди претензий – недостаток пространства для такого большого количества желающих побывать, пообщаться и пообедать здесь, на ул. Детской, 17. К чести Александры, как и всей команды «Добродомика», а также некоторых общественных деятелей и многих журналистов, никакой истерики не было, хотя история и получила мгновенную огласку. Старики говорили просто: «И не такого врага видали. Нам терять больше нечего. Когда будет демонстрация протеста?» Саша призвала всех успокоиться, быстро провела консультации с юристами и нанесла несколько разъяснительных визитов в администрацию. Граффити стерли, гирлянду убрали. А вот с количеством мест проблему надо как-то решать: кафе «Добродомик» стало уже чем-то вроде питерской достопримечательности и пользуется неизменной любовью и уважением – как у старшего поколения, так и у желающих помочь этому начинанию молодых. Т.е. посетителей становится все больше. Что делать?

Неужели Богородица оставит нас? Да ни в жизнь

«Добродомик» снова открыт. Саша, спокойно улыбаясь, встречает и обнимает бабушек, и всем говорит неизменно: «Пробьемся! Бог не оставит, я знаю. Этого помещения мало – будет другое, побольше. Повторяю: Бог не оставит».

Если начал делать что-то доброе, рано или поздно должен решить, ради чего или кого ты это делаешь

Уверенность вызвана, похоже, не только богатым опытом пробивания стен – за несколько лет работы из таких «стен» можно построить крепость почище Ивангородской. Перед Сашей – Тихвинская икона Богоматери: «Вчера подарили. Вот – Богородица. Неужели Она оставит нас? Да ни в жизнь. И пусть смеются всякие: мол, ‟девка в веру ударилась”. Мы просто поняли, что если начал делать что-то доброе, рано или поздно должен решить, ради чего или кого ты это делаешь. ‟Добро, – сейчас умную вещь скажу, записывай! – всегда приведет к его источнику”. А кто у нас Источник добра? Вот то-то».

В любом положении оставаться спокойной Саше помогает уверенность, основанная на опыте, что она не одна. Очень много помощников, которые признаются: мы самим себе помогаем больше, когда помогаем другим. Об этом и беседуем.

Странные заповеди и вызванные ими травмы

Александра СинякАлександра Синяк

– Саша, «Добродомик» постоянно сталкивается с необходимостью обращаться к другим людям за помощью в своем благом деле. Какова реакция? Бывает ли брезгливость, отторжение? Или же чаще – радость, готовность помочь?

– За год-два существования «Добродомика» мы увидели, что 95% его участников – это люди, способные понять и прочувствовать боль другого человека. Каждый из них получает радость – помогая другим, видя их слезы (да-да, это бывает!) и искренние слова благодарности.

Брезгливость, отторжение? Да, есть очень малая часть людей, я бы назвала их обиженными на что-то… Знаете, это те, кто думают только о себе, пытаются из всего извлечь выгоду, и я думаю, именно поэтому в их жизни не все так гладко, а скорее – гадко. Это те, кто живут по странной «заповеди»: «А что мне за это будет, а?» Эти люди говорят, что не нужно помогать бабушкам и дедушкам, ведь «они сами выбрали свою жизнь», и если в этой жизни «у них что-то не получилось, то это их проблемы». Следом начинается подсчет пенсий, льгот и сравнивание с собственными доходами. Я искренне сочувствую таким людям, ведь считать пенсии ветеранов войны – людей, которые защищали нашу Родину и сейчас одиноки, – совсем низко, и единственное, чего я могу им пожелать, – начать по-другому смотреть на жизнь, и тогда и в их реальности все изменится. Ведь, помогая другому, ты помогаешь себе. Такой вот христианский эгоизм. Парадокс.

Считать пенсии ветеранов войны – людей, которые защищали нашу Родину и сейчас одиноки, – низко

– Чем я помогу самому себе, если дам одну-две тысячи на обеды, или привезу продукты или стройматериалы, или поработаю волонтером?

– Ой, не хочу вдаваться в долгие рассуждения! Скажу так: ты начнешь понимать, что ты, оказывается, человек. Что уже хорошо для начала.

– В «Добродомик» приходят самые разные люди, чтобы помочь – от никому не известных до вполне узнаваемых. Знаю, что бывали у вас и политики, и общественные деятели, и актеры, артисты… Есть ли разница в поведении известных персон и, скажем так, обычных людей? Есть ли попытки «самопиара»?

– Нет! Будь то известные или неизвестные люди, организации – везде ты видишь неравнодушие. Люди, приходя в «Добродомик» и оказывая посильную помощь, просят о том, чтобы не было никаких упоминаний, и хотят делать добро в тишине. Понятно?

Скромные чудеса для застенчивых благотворителей

– Плохо верится. Неужели не хотят похлопать себя любимого: «Вот какой я молодец»?

– У нас ровно наоборот: серьезный дядька из серьезной компании очень убедительно просит, чтобы ни слова об оказанной помощи не было сказано. Или дама, представительница весьма высоких кругов, смущаясь, просит сохранить ее инкогнито. Честно говоря, для меня вначале это был шок… Я раньше смотрела на жизнь чуть другими глазами, и, проводя каждую встречу с компаниями, магазинами и т.д., я рассказывала им не только о том, насколько пожилым людям важна помощь, но и о том, какую рекламу от своего проекта мы сможем предоставить – размещение на всех социальных ресурсах и много всего разного. Но в ответ слышала лишь одно: «Александра, вы занимаетесь благим делом, и если вы готовы сотрудничать, то давайте обойдемся без какой-либо рекламы – сверху и так все видно…».

Давайте обойдемся без какой-либо рекламы – сверху и так все видно…

Помню, как-то из одной компании позвонили и сказали, что закрываются (бизнес со стройматериалами не пошел): «Приезжайте к нам на склад и забирайте все, что вам нужно». Условием категоричным была анонимность: «Пишите просто: ‟Строительная компания подарила”. Но не указывайте никаких названий. Мы делаем это от чистого сердца и хотим просто помочь». Так и было: мы поблагодарили, забрали необходимые материалы для стройки, даже столы и стулья, сказали еще раз спасибо и разъехались. Спустя несколько месяцев восторженный директор этой компании (не богатый человек, просто обычный предприниматель) позвонил и рассказал: «Чудеса, но я, честно, уже знаю, что все не просто так…». После того, как мы забрали весь необходимый материал, ему буквально посыпались заказы на разные позиции (кстати, именно на те товары, которые он нам подарил), он был вынужден просто под заказ взять несколько партий, и в итоге сейчас произошло расширение предприятия, и его дело стало успешным. Но это так – обычные наши чудеса. Которые не совсем наши, конечно. Сверху-то все видно.

– Значит, нравственная вертикаль существует в нашем обществе?

– Точно. Я объясняю, что «Добродомик» – это проект людей, где общими силами мы благодарим старшее поколение и дарим обеды, и в группе я все равно хотела бы рассказать об оказанной помощи – так как мы вместе и все прозрачно. В этом вопросе компании идут мне навстречу, но просто в одном информационном посте и т.д., говоря, что если «Добродомику» это нужно, то пишите, но чтобы никаких реклам… А «Добродомику» это и правда нужно, ведь чем больше информации, тем больше людей узнают – видят добро и присоединяются… без этого никак. Как говорят, добро нужно творить в тишине…

– Но не в изоляции же.

– Да. У нас ежедневно обедает до 600 пенсионеров, и в изоляции, полагаясь только на свои силы, мы бы никак не справились…

Доброздрав предупреждает

– Меняется, и если да, то как, человек, который стал своим в «Добродомике»? Насколько быстро становятся своими? По себе знаю: пару раз всего был, а теперь не могу себе Питер без него представить. Что происходит? Взгляд меняется? Улыбка появляется? Отношение к жизни? Почему так?

– Это обычный феномен «доброзависимости», о котором мы предупреждаем заранее. Например, волонтеры, которые приезжают один раз, на 100% приедут еще. Начинается такая «доброломка» – человеку вновь и вновь хочется ощутить эту атмосферу благодарности, добра и взаимопомощи. Наши волонтеры – официанты для старшего поколения – дарят бабушкам и дедушкам свое время и работу, а бабушки и дедушки дарят им благодарность, уверенность в победе добра и, следовательно, счастье. Девчонки и мальчишки бегают по залу без остановки 4 часа, но все равно полны энергии и сил.

Мы просто стали счастливы, сами не понимая, как так получилось

Например, Рита – девушка, которая ежедневно, на протяжении уже 7 месяцев, работает официантом. Так вот, она в «Добродомик» приехала во время стройки – просто помочь покрасить стены, приехала раз (о «доброзависимости» предупредили, но поздно), и с того момента помогла нам доделать ремонт, и уже «Добродомик» и Рита не представляют себя друг без друга. Так же и Женя – он один раз поработал волонтером на концерте в честь года работы проекта, и с того момента – каждый день в «Добродомике». Они говорят: «Мы никогда в жизни не могли подумать о том, что станем в разы счастливее, работая не за большие деньги, а во благо». Да я по себе сужу, по своей семье. Жизнь, взгляды и все вокруг изменилось. Начали по-другому смотреть на многие вещи, замечать то, чего раньше не видели. Мы просто стали счастливы, сами не понимая, как так получилось. Ты чувствуешь себя спокойным не оттого, что в кармане много денег, а оттого, что вокруг тебя много настоящих людей, а вместе любые трудности в жизни решаются намного проще. Мы горой друг за друга, и это самое важное.

К вопросу о самосохранении

– Не относятся ли бабушки и дедушки к «Добродомику» потребительски,сохраняют ли люди способность замечать добро?

– Наши посетители, которые ежедневно обедают уже скоро два года, знают, как все начиналось, всё помнят и всё видят. Нет, никогда, ни на секунду не привыкли они к добру, всегда благодарят и готовы помогать, всегда вежливы и добры наши потрясающие бабушки и дедушки. Наша большая семья. Но мы развиваемся, и, конечно, приезжают пенсионеры, которые узнали впервые о «Добродомике», и начинается: «Вам государство платит, мы-то все знаем…» – ну, старая песенка. Но когда наши постоянные бабушки и дедушки объясняют им, как именно было создано кафе, какова главная наша цель, отношение сразу меняется. Появляется куча вопросов: «Да в наше время это же как…», «Это же чудо какое-то…». Недоверие у них все равно есть первое время, только потом они действительно понимают нашу жизнь и становятся частью нашей доброй семьи – всегда приветливой и любящей друг друга.

– А есть ли уверенность в том, что люди сохранили потребность (не только способность, но и потребность) делать добро? Кстати, откуда, как вы считаете, такая потребность?

– У каждого человека есть потребность помочь – она как была, так есть и будет всегда. Это вопрос самосохранения – народа, семьи, человека. Мы же инстинктивно к добру, к Богу тянемся. Кто сказал, что душа человека по природе своей – христианка?

– Тертуллиан, кажется.

– Правильно сказал.

Постыдное слово

– Сейчас в Санкт-Петербурге на Детской улице обедает в пределах 600 пенсионеров зимой и 300 пенсионеров летом. Но с каждым днем нуждающихся бабушек и дедушек… нет, не люблю это слово, потому что всегда, когда слышу про наших бабушек, что они нуждаются и что на минимальную пенсию не прожить, просто ком в горле. Ладно, скажем так: с каждым днем пожилых людей, желающих присоединиться к семье «Добродомика», становится все больше, у нас всегда идет вынужденное расширение, ведь очереди из стариков мы допустить никак не можем. Так вот, сейчас в Санкт-Петербурге, благодаря помощи неравнодушных, мы строим еще один «Добродомик», который в несколько раз больше первого. Мы смогли взять помещение без какой-либо отделки – там минимальная арендная ставка. С января мы строим большой «Добродомик» – там каждый день трудятся волонтеры, вместе мы закупаем необходимый материал. Уже возвели все необходимые перегородки, обшили гипроком, почти завершили проводку электрики (самая затратная часть), впереди водопровод, потолок, пол, покраска стен, ну и конечно, закупка оборудования, необходимого для начала работы. Последние события очень нас подталкивают к активизации работ, и мы очень надеемся, что Бог даст сил, и мы справимся со всеми трудностями.

Не знаю, как, но Бог с нами. Мы верим в чудеса и работаем во благо

– И тут обычный вопрос: Александра, а как вам все это удастся сделать?

– И обычный ответ: не знаю, как, но Бог с нами. Мы верим в чудеса и работаем во благо.

– «Ребята, надо верить в чудеса-а-а». Не слишком ли много романтики?

– Тут не романтика, а практика. Действительность. Между прочим, светлая. Кстати, не хотите официантом побыть?

– Да с радостью. Думаете, поможет?

– А вы попробуйте – сами узнаете.

Побыть официантом в этот раз не удалось: потребовалась помощь в доставке стиральной машины, купленной друзьями «Добродомика» бабушке, которая живет на 17-й линии Васильевского острова. Не самой же ей забирать и волочить подарок. Привезли с ребятами. А бабушка чаем напоила, когда проплакалась, – никак не ожидала такого подарка. Ладно, в следующий раз уж точно поработаю.

 

С Александрой Синяк
беседовал Петр Давыдов

Книги Давыдова Петра в интернет-магазине «Сретение»

19 июля 2019 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.