Новости

Исповедовать Христа всей своей жизнью

Беседа с архимандритом Иларионом (Даном)

Архимандрит Иларион (Дан)

Архимандрит Иларион (Дан) – в прошлом видный экономист, сегодня один из самых уважаемых румынских духовников – продолжает размышлять о системном кризисе современной техноцивилизации и смысле человеческой жизни.

Архимандрит Иларион (Дан)

– Отец Иларион, как говорить о Воскресении в мире, который всё больше окружает смерть и накрывает мрак?

– Когда мы говорим о Воскресении, мы на самом деле говорим о глубокой и всё содержащей сердцевине нашей веры, потому что если бы мы не верили в Воскресение, то напрасной была бы наша вера, как говорит святой апостол Павел: «а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша» (1 Кор. 15, 14)

Я люблю повторять на встречах, которые у меня бывают с верующими, с моими духовными чадами, да и на проповедях, которые произношу, что у нас, христиан, – религия Жизни. Это религия, вступающая в противостояние с миром, в котором мы живем, с сегодняшней культурой, представляющей собой культуру смерти. Поэтому мы должны воздавать славу Богу за то, что мы – преемники восточной традиции Церкви, что получили в наследство от наших отцов и дедов, от святых отцов Церкви эту веру, живую до наших дней. Мы должны и дальше нести эту веру в своих сердцах, испове1 Кор. 15, 14, потому что времена, в которые мы живем, – это времена исповедничества.

Вы хорошо знаете, что сегодняшнему миру христианство представляется отжившей верой и устаревшим взглядом на жизнь. Мы уже сталкиваемся с тем, что Христа отказываются впустить в публичную жизнь. Христа изгоняют из общественного пространства в приватное. И это противостояние между Церковью и сегодняшним миром становится всё более ощутимым. Нам надо духовно готовиться, чтобы выдержать этот усиливающийся напор. Воды разделяются, скажем так.

Противостояние между Церковью и миром становится всё более ощутимым

В любом случае общей тенденцией в мире стало отдаление от Бога. Эта тенденция проявляется и у нас тоже. Это дух мамоны, поглощенность материальной жизнью, материальной цивилизацией. Я даже читал недавно, что внедряются разные идеологии, призванные вырвать человека из нынешнего мира и сделать его этаким винтиком в технологизированной цивилизации, не знающей никаких границ. Хотя человек и создает сам все эти технологические артефакты, но они начинают над ним господствовать. Речь уже идет об другом этапе человеческой цивилизации – о трансгуманизме, где человек превращается в безмолвного и бесполезного свидетеля этой технологии.

– И больше всего эти технологии и идеологии охотятся за молодежью.

– Действительно, атакам больше всего подвергается молодежь. И, к сожалению, в системах образования во всем мире не делается упора на духовном развитии, а исключительно на накоплении информации, да и она зачастую представлена крайне минималистично, потому что – разве не так? – человеку уже не нужно много знать: чем он невежественнее, тем им легче манипулировать, идеологически его обрабатывать.

Так происходит и с румынским образованием, которое становится всё более хлипким с этой точки зрения. Нам больше нет дела до того, чтобы воспитывать характеры и задавать широкие, благородные культурные рамки. Вы видите, что многие предметы, важные для познания общества, в котором мы живем (каковы история, литература, география), представлены так, чтобы не содействовать формированию общей прочной культуры. Вы знаете, например, что способ, каким преподносится история, очень важен для ее правильного и объективного понимания. А это зависит от того, кто и с какой целью пишет историю. И сегодня мы видим, что история нашей страны преподносится в школах иногда просто в карикатурном виде.

– Отсюда, возможно, и возникает чувство равнодушия к своей стране, народу, Церкви.

– Да, потому что таков результат воспитания. Мы более не говорим о патриотизме – чувстве, означающем, что ты любишь свою страну, любишь свой народ, своих предков, – напротив, у нас культивируется чувство отвращения к своей традиции, культуре. И очень жаль! Потому что наша страна – это страна с очень глубокой и богатой культурной традицией.

Информации очень много, и притом человек пребывает в полном незнании того, что действительно важно для его жизни

Вы только подумайте, что знают румыны об истории нашей Церкви? А если ты не знаешь историю Церкви, тогда очень трудно понять, что такое Церковь, что такое традиция Церкви. Это знание почти напрочь отсутствует. И видите, какой тут возникает парадокс? Мы живем в эпоху, когда доступ к информации очень упрощен, информации очень много, и при всем том человек пребывает в жутком невежестве, в почти полном незнании того, что действительно важно для его жизни.

– Но, батюшка, в былые времена наш крестьянин, румын, не имея всей этой информации, знал то, что важно для его жизни.

– Да, потому что способ существования тогда был такой. А теперь мы органически уже не интегрированы в творение Божие. Наши предки, деды жили в глубокой простоте, простоте, шедшей сама от себя. Они были привязаны к своей ниве, своей скотинке, ко всему окружающему, их пропитание зависело от пшеничного зернышка, которое должно взойти. Человек чувствовал, что всё от Бога, и каждый день жил естественно, просто.

Вспомните и о посте, который соблюдали тоже самым естественным образом. Тогда как сейчас у нас больше нет ничего естественного. Жизнь современного человека тотально неестественна. Это нынешнее изобилие погружает нас в какое-то бесчувствие.

Прежний человек на земле жил с Богом. Церковь стояла посреди села, в церкви проживали все события: и рождения, и венчания, и похороны, – в них участвовали все, это была живая общность. Существовали правила нравственного общежития, не было такого, чтобы кто-то воровал, потому что этого нельзя было делать, они и не знали, что такое украсть. Папа – Царство ему Небесное! – говорил, что, когда был маленьким, домой и соломинки не уносили с поля, потому что если возьмешь ее, тебя будут считать ничтожеством. А теперь воровство стало достоинством, и ложь тоже.

Мы очень, очень далеки от того, какими нам следовало бы быть. И мы, те, кто в Церкви, тоже очень далеки. Мы живем так, словно в какой-то летаргии, в состоянии, которое если и не выбираем сознательно, то принимаем. И принимаем по собственной воле, свободно. Мы полностью ответственны за это свое состояние.

Мы очень, очень далеки от того, какими нам следовало бы быть

Наших детей, нашу молодежь притягивает эта технология. Весь их интерес обращен к этому виртуальному миру, который становится для них реальным. Возник мираж этой технологии и экрана, которые, конечно же, созданы для того, чтобы притягивать, они как сладкий яд. Но сколько людей понимает это?

Родители настолько беспечны, что предоставляют детям свободный доступ к этим инструментам с малых лет. Вы видите? Мы живем крайне, крайне поверхностно, пребываем в опасном невежестве, которое подводит нас к краю пропасти.

У человека есть этот сегодняшний комфорт, коварный. Имея всё под рукой, человек окунается в этот мирской, земной псевдо-рай и довольствуется им. Это чары мира, это капкан, который распахнул перед человеком сатана, и люди в него бросаются, словно увелкаемые приятным запахом.

– Что же делать, отец Иларион?

– Каждому надо привести себя в порядок. Надо быть предельно в курсе этой битвы, идущей в наши дни, битвы, которая в действительности началась раньше, одновременно с коммунистической идеологией, через которую мы прошли и которая принимает теперь формы неомарксизма, культурного марксизма. Я с удивлением и грустью констатирую, что наша молодежь не отдает себе отчета в том, что она тоже подвержена этому процессу идеологизации, и очень многие принимают ее всем существом. Слышу, как в публичном пространстве молодежь позиционирует себя негативно по отношению к традиции, к христианской культуре, к Церкви – безо всякой рассудительности, безо всякого знания о том, что такое Церковь Христова, что значит быть христианином. Идет вирулентное отвержение всего, что только у нас имеется глубокого в истории нашего народа.

У румынского народа есть редчайшее духовное наследие, а наша молодежь отворачивается от Православия. Она не понимает, от какого дара Божия отказывается. И это очень прискорбно. Но таков результат недостаточного воспитания, как я уже сказал, и того, что мы, те, кто в Церкви, непривлекательны для находящихся вне Церкви. Если бы мы (те, кто в Церкви) были живым примером жизни по Евангелию, если бы мы были достойными образцами для подражания, то ситуация была бы совершенно иной.

Поэтому надо привести себя в порядок, и эта забота должна быть для нас постоянной, ведь мы в любой момент можем совершить ошибку. Нам необходимо постоянно репозиционироваться, как, когда ведешь машину по шоссе, надо контролировать ее с помощью руля. Нам надо всё время контролировать свою духовную траекторию, чтобы не сойти с пути, ведущего ко Христу. Это постоянный контроль, состояние присутствия[1], как говорил отец Арсений (Папачок).

Итак, будем воистину исповедниками Христа! Исповедовать Христа – значит последовать Христу во всем. Ты не христианин, если у тебя только и есть, что ярлык: мол, ты родился в семье христиан и был крещен. Да и семьи румын, к сожалению, уже не истинно христианские семьи, потому что уже не живут в православном духе, но в духе мира сего, где главная забота – забота о материальном.

Нам надо контролировать свою духовную траекторию, чтобы не сойти с пути, ведущего ко Христу

Деньги – новый идол мира. Человеку, целиком погруженному в материальное, плотское, больше ничего не нужно, кроме исполнения плотских желаний, и поэтому деньги становятся для него единственным средством, с помощью которого он удовлетворяет эти свои нужды, эти страсти. И ребенок растет в такой среде.

Меня часто спрашивают, передаются ли детям грехи родителей, и я отвечаю, что это не механическая передача, но только ребенок живет в конкретной среде, в семье, где демонстрируется какое-то поведение, какие-то страсти. В каждой семье есть свой дух. И ребенок растет, купаясь в этом пространстве. Если родители демонстрируют глубокую, истинную, чистую любовь к Богу, тогда, конечно, и ребенок будет расти в этой любви. Если же в семье демонстрируются определенные страсти, тогда и ребенок пропитывается ими, а отсюда – все вытекающие последствия.

Выход вот в чем: жить как настоящие христиане, вернуться ко Христу и исповедовать Христа всей своей жизнью! Мало ходить в Церковь, ставить свечки, прикладываться к иконам. Это всё – внешние проявления, за которыми должно стоять глубокое внутреннее жительство. Если мы каждый миг не живем Христом, если у нас нет Христа в сердце, а есть что-то другое, чаще всего – мы сами, тогда мы и остаемся сами с собой, без Христа. А что мы можем дать сами от себя? Свои страсти. Всё хорошее и прекрасное, всё относящееся к жизни исходит от Бога.

Когда в нас не стало Света Христова, то что мы можем в себе иметь?..

Говорю вам, что мы проживаем эту извечную драму человека, имеющего ярлык христианина, но на деле не являющегося христианином. И эта драма может перейти в трагедию, потому что если мы в конце концов не очнемся, наступит смерть. И мы приобщаем друг друга к этой смерти. Мы потому и живем в мире, охваченном отчаянием, всякими психопатиями, неврозами, всем, что только бывает плохого и что властвует над сегодняшним человеком, что переживаем в себе эту пустоту, эту внутреннюю бездну. Когда в нас не стало Света Христова, то что мы можем в себе иметь?..

– Вы говорите, что мы далеки от состояния истинных христиан. Каким же может быть послание Воскресения людям, только по имени являющимся христианами?

– У нас сейчас идет период Святого и Великого поста, когда нам следовало бы глубоко задуматься о смысле своей жизни, о том, что мы такое и кем хотим быть. Так хочу ли я действительно жить? Хочу ли быть живым?..[2]

 

Архимандрит Иларион (Дан)
Перевела с румынскогоЗинаида Пейкова

Cuvantul Ortodox

2 августа 2019 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.