Новости

Number 1

Татьяна Иванова

Работая с детьми, я стала наблюдать их жизнь не только в семьях, в комфортных условиях, но и в коллективе, на виду у всех, в школе например. Это дети разного достатка, разных умственных и физических способностей, у них разное отношение к Церкви, есть воцерковленные, но большая часть воспринимает утреннее молитвенное правило как обузу. Чем старше ребенок, тем виднее ошибки и огрехи родителей, потакание безделью, лени, хитрости, откровенному вранью, бесхребетность, идолослужение и прочее, кажущиеся такими невинными вблизи и так заметные со стороны. Оценивая поведение других детей, я стала больше времени и сил уделять нравственному воспитанию своих собственных. Вот уж не знаю, во что это выльется, но по крайней мере, как повторяет наш благочинный вслед за кем-то очень древним и известным: «предупрежден, значит, вооружен».

Очень сильно отличается 4-й класс: они еще совсем детки, послушные и нежные, готовые повторять за тобой хором, записывающие в дневник домашнее задание. Но уже с 5-го класса они резко преображаются. В них куда-то девается детскость, наивность, чистота, и наверх выползают дерзость, лень, пустословие. При этом, конечно, они становятся очень «взрослыми», «пожившими жизнь» и «видавшими виды» старожилами, которые вдруг забыли, что еще в прошлом году были в «началке». Хамство и дерзость продолжаются и нарастают вплоть до 7-го класса, в котором их унять уже совершенно невозможно, приходится прибегать к репрессивным мерам в виде вызова бабушек, двоек за невыполненное домашнее задание и грозных записей в дневник.

Странно, что одни и те же дети прекрасно успевают на одних уроках, участвуют в олимпиадах, выступают на конкурсах, завоевывают различные призы, а на других полностью отсутствуют и мыслью, и телом, сидят, отвернувшись и, например, рисуют. Не хочется опускаться до старушечьего ворчания, но «в наше время такого не было». Притом классы у меня небольшие, в самом большом 13 человек, и тем не менее удержать их внимание очень сложно, они очень несобранны, не умеют следить за общим ходом урока и, как только с ними перестаешь работать индивидуально, немедленно отвлекаются.

Саму подготовку как к уроку, так и к олимпиаде, к конкурсу они проводят довольно легкомысленно, не очень-то напрягаясь, а когда сталкиваются с необходимостью заучивания большого объема информации, начинают стонать и натурально валятся с ног. Если нет стула или дивана, скрючиваются пополам и обнимают руками свои неподъемные портфели. Кстати, в портфелях есть всё, кроме дневника у двоечников и хулиганов и тетрадок и учебников по предмету, в моем случае – по английскому языку. Эти вещи удивительным образом испаряются на уроках и возникают на переменах и когда нужно тащить всю тяжесть домой.

Особенно умилительно было наблюдать детей на недавнем субботнике, где требовалось сгребать граблями листву в кучи, потом их переваливать на импровизированные волокуши и оттаскивать в компостную яму. Столько балбесов на квадратный метр я не видела очень давно. Руки замерзли у всех мгновенно. Спины заболели еще через пару минут. Они стояли, дрожали и не работали. Учителям пришлось применить методы военного коммунизма с его квадратно-гнездовым подходом и тотальным контролем. Потому что как только учитель наклонялся к своим собственным граблям, работа останавливалась и все немедленно уставали.

И вот после плохой подготовки и довольно халатного отношения к любому труду, даже и для себя, любимого, часть детей выдвигается на участие в конкурсах. Безусловно, это детки, успевающие по этому предмету, плюс с ними дополнительно занимаются учителя, ищут и готовят им программу выступления, «натаскивают» на знание в смежных областях и т.д. И дети эти идут на конкурс с таким апломбом, совершенно уверенные в том, что займут исключительно первое место. Они даже не рассматривают вторые и третьи места, почетные грамоты и т.д. Для них всё, что не номер один, – это крах, поражение и глубокое разочарование.

Для современных детей всё, что не номер один, – это крах, поражение и глубокое разочарование

Даже если ты едешь на областной конкурс, где участников со всех районов области не меньше полсотни, – только ты можешь победить.

Я прекрасно понимаю, откуда это: все иностранные фильмы и мультики, а следом за ними и наши нынешние, говорят только о герое-одиночке, который довольно быстро, максимум за полтора часа экранного времени, стал спасителем человечества. Нигде не говорится о годах учебы, о необходимости учебы в принципе. Почти везде у героя образуются чудесным образом некие Качества, позволяющие ему обходными путями добиваться результата там, где раньше он не мог сделать ничего. Но возьмем, например, наш фильм «Гостья из будущего», где Алиса, девочка, безусловно наделенная некими свойствами сверхчеловека, всё равно для разрешения проблемы советуется с целой группой «обычных» ребят – классом Коли. И сам Коля, конечно, пытается хранить тайну, но долго у него это не получается. Взрослые, да, здесь как отдельный мир, и только бабушка одной из девочек частично включена в эту общую тайну. И в последней сцене фильма разговор идет с командой – с классом ребят. Один в поле не воин, и ни один из них не превозносится, не выпячивается фильмом в уникального человека.

Установки таковы: ты должен быть уникальным, и тебе всё должно даваться легко – просто так

Сейчас же, во-первых, ты должен быть уникальным, во-вторых, тебе всё должно даваться просто так, в-третьих, тебе все по жизни обязаны: родители, школа, государство. Я очень боюсь, что эти дети вырастут и через двадцать лет станут… кем? Что должно произойти в нашей жизни, чтобы огромная масса людей, не желающих качественно трудиться и учиться, не сломала существующую жизненную систему? Ведь все они не могут быть Number 1.

Да, безусловно, есть ребята, которые и работать умеют и любят, и учатся вполне неплохо – видно, что прикладывают усилие. Но их на общем фоне единицы из единиц. И часто они даже не четверочники, а троечники, потому что школьная программа скачет вперед, не ожидая, пока кто-нибудь усвоит какую-нибудь сложную для него тему. Так они сползают вниз, оказываясь к девятому – выпускному – классу почти на краю учебной линейки. Про это тоже я пока думаю, и хотелось бы вылить мои мысли в слова. Думаю, к следующей статье сварится.

 

Татьяна Иванова

8 ноября 2019 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.