Новости

Неприятный разговор

Священник Димитрий Шишкин

Татьяна Васильевна сделала ремонт в квартире. Она его уже делала лет пять назад, и тогда всё сложилось удачно: нашли через знакомых хорошую бригаду, оставили им квартиру, а сами съездили с мужем на Кипр на пару недель, а потом ещё погостили в Подмосковье у родственников мужа, собирали грибы, катались на лодке и пили чай из медного самовара… А когда вернулись – всё было уже готово, и обошлось относительно недорого. Но все, в конце концов, приедается, и вот – захотелось Татьяне Васильевне какого-то обновления. И, как муж ни противился, она настояла на своём и в уходящем году снова затеяла ремонт. Но на этот раз как-то всё затянулось: и бригаду пришлось менять, потому что всё делали не так, как надо, да и по деньгам вышло дороже. Но всё-таки к Новому году успели всё закончить, и вот, вспомнив, что всё как-то шло с затруднениями, и вообще в прошедшем году много было всяких неприятностей и досадных недоразумений, чтобы уж разом развязаться со всем этим, решила Татьяна Васильевна пригласить священника и до Нового года освятить квартиру. Она даже купила сувенирный веник с иконой и домовенком, который надо было после освящения повесить над дверью, чтобы икона и домовенок крепко охраняли дом от всех напастей и бед.

Она даже купила сувенирный веник с иконой и домовенком, который надо было после освящения повесить над дверью

И вот, приготовив всё, что нужно, за несколько дней до Нового года Татьяна Васильевна взяла у знакомой телефон и позвонила священнику, чтобы договориться об освящении дома. Разговор состоялся такой:

– Алло, здравствуйте, это отец Михаил?

– Да, добрый день, это я. Что вы хотели?

– Мне ваш телефон дала прихожанка ваша, Нина Кудрявцева.

– А, Ниночка. Ну, да, да…

– Мы бы хотели освятить дом.

– Прекрасная мысль и хорошее пожелание. И мы, конечно, это сделаем обязательно. Только вот о чём я хочу сказать… Понимаете, прежде чем освящать жилище, в котором мы живём, хорошо бы нам самим принять освящение. Тем более что для Бога высшую ценность представляют не стены, не мебель, а сам человек, и именно для освящения человека устроена Церковь и все её таинства, молебны и требы… Да сам человек ведь, собственно, и есть дом. Даже так – храм Божий, дом Духа Святого, как говорит апостол. И, конечно, в первую очередь нужно нам следить за чистотой и порядком в этом доме, его освящать в первую очередь, а потом уже всё остальное. Вы согласны с этим?

– Ну, не знаю. Наверное…

– Вот и я так думаю. Но тогда возникает вопрос, а как же нам привести в порядок и освятить свою жизнь. А это происходит по вере нашей, исполнением заповедей Христовых и, главным образом, участием в таинствах. Вот, смотрите, грехи наши: и тяжкие, и повседневные, бытовые, – это как грязь, мусор, который копится порою годами, захламляя и оскверняя дом Божий и превращая его в свалку… Вот, недавно ещё можно было видеть такие храмы – совершенно заброшенные, оскверненные и захламленные. Помните?

– Ну, помню, да.

– И вот, прежде чем начать служить в этих храмах, нужно было элементарно, насколько возможно, навести в них порядок. Прибраться хоть немного. Именно с этого и начиналось возрождение всех наших храмов. Вот так и человеку, который в силу разных причин давно не бывал в храме на службе, давно не исповедовался, не причащался, нужно найти время и, так сказать, провести генеральную уборку, а может быть, даже и капитальный ремонт в собственном доме. То есть, говоря простым языком, собраться духовно, поговеть, поисповедаться, а потом и причаститься, потому что освящение наше совершается главным образом в таинстве Причащения, без которого не может быть у нас жизни духовной. А без жизни духовной что остаётся? Одно плотское и бессмысленное, по сути, существование… Вы же крещеная, я правильно понимаю?

– Да, конечно.

– Ну, вот и хорошо. А давно ли вы исповедовались и причащались?

– Да никогда.

– Вот об этом и речь. И мы в любом случае, конечно, дом ваш освятим, но я советую вам поговеть, то есть подготовиться к Исповеди и Причастию, и прийти к нам в храм на службу. В субботу у нас вечерняя служба в 4 часа. Поисповедуетесь, а в воскресенье утром, с Божьей помощью, причаститесь, и мы тогда прямо после службы поедем и освятим ваш дом. И так, мне кажется, будет действительно правильно и хорошо! Договорились?

– Ну, я подумаю…

– Подумайте, пожалуйста. Просто поймите, что в Церкви нет ничего механического, и если мы просим Господа освятить наше жилище, то и мы сами должны слушать Бога и делать всё, что от нас требуется, чтобы Господь освятил нашу жизнь.

Если мы просим Господа освятить наше жилище, то и мы сами должны делать всё, что от нас требуется, чтобы Господь освятил нашу жизнь

– Ну, да. Я поняла…

– Конечно, хорошо бы, чтобы все, живущие в вашем доме, вся семья, поговела бы… Тем более что сейчас как раз идет Рождественский пост, и это время, так сказать, особо благоприятное для поста и молитвы… Вот хорошо бы, чтобы вся семья пришла в храм, но я понимаю, что не всегда получается вот так – всем вместе собраться и сделать общее доброе дело. Что поделаешь, у всех свои заботы, обязанности и так далее… Я это всё понимаю, поэтому прошу, чтобы кто-нибудь один из семьи взял на себя этот малый труд – поговеть и поисповедоваться, причаститься. И, верю, что за одно такое усилие Господь не оставит всю семью и благословит, освятит прежде всего вас и ваших родных, близких, ну, а затем и жилище, в котором вы живёте. Ну, вот так как-то. Вы согласны с тем, что я говорю?

– Да, да, конечно.

– Ну, тогда мы вас будем ждать в субботу на службе, а в воскресенье после литургии обязательно поедем и освятим ваш дом. Договорились?

– Ага. Ну, хорошо… Всего вам доброго.

– Я вас очень прошу…

– Всего вам доброго…

Татьяна Васильевна была неприятно удивлена. Что это за дела? – думала она. Что ещё за условия и требования?

Татьяна Васильевна отключилась от связи. Она была неприятно удивлена и даже раздражена. Что это за дела? – думала она. Что ещё за условия и требования? Разве не должен священник с готовностью исполнять просьбы обращающихся к нему людей? Что же он мне голову морочит: придите… поговейте… причаститесь… Я что, сама не знаю, что надо бы это как-нибудь сделать? Да и сделаю, когда будет время, когда будет такая возможность, что он мне морали читает? Ты смотри, какой «правильный» выискался… А вот если я пойду к его начальству, да и расскажу, как он к своей работе относится, к людям… Ох, думаю, не поздоровится ему… Я-то знаю, как у них в Церкви сейчас следят за тем, чтобы они были внимательнее к людям, чтобы прислушивались к их просьбам. Уж точно, по головке его не погладят…

Ещё некоторое время Татьяна Васильевна ходила раздраженная и всё разговаривала мысленно с упрямым священником, возмущаясь, грозя и никак не в силах отделаться от неприятного чувства. Но постепенно она успокоилась и, по обычной своей привычке всякое дело доводить до конца, позвонила Ниночке и сказала, что священник отказал в освящении, чем немало удивила подругу. Пришлось добывать телефон другого священника.

Позвонив ему, она сладким голосом попросила освятить до Нового года квартиру, пообещав на всякий случай, что за ценой не постоит. Батюшка рассмеялся, но в конце концов оказался любезнее первого. Он даже не стал откладывать это дело на другой день, а приехал уже через пару часов и замечательно, прямо на ходу, скоренько и толково всё объяснил, расставил по местам и освятил… И Татьяна Васильевна, со своей стороны, не поскупилась, исполнила обещание и щедро одарила священника за его труды. Словом, все оказались довольны, и так хорошо и радостно было на душе, что, помещая после ухода священника над входной дверью веник с домовенком, Татьяна Васильевна подумала, что, пожалуй, не пойдет жаловаться на того – странного и неприятного – священника, а простит ему от всей души.

И от этого ей стало ещё светлее и радостнее. Как и должно быть перед Новым годом.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.