Новости

Холст жизни

Архимандрит Андрей (Конанос)

Бог тебя любит, но ты обычно не чувствуешь этого сердцем, не помнишь об этом и тем более не ощущаешь всеми клеточками своего тела. А ты попробуй почувствовать, что ты – возлюбленное чадо Божие там, где сейчас находишься: в этом твоем положении, в твоей борьбе, в падении, слабости. Ведь даже тогда тебя любит Бог. Потому что Бог не как я или ты, чтобы, увидев тебя в трудную минуту, захотеть пройти мимо твоей проблемы. Бог – Он как солнечные лучи, которые проникают везде и прикасаются ко всему, что есть в мире сем: и к чистому, и к грязному, к цветам и морю, к горам, но и к отходам и грязи тоже. Бог делает это потому, что любит тебя. И видит, что ты стараешься и подвизаешься. Помни об этом.

Когда художник пишет картину, он начинает с белого холста. Сначала образы бывают простыми набросками. Он начинает с маленьких штрихов, очерчивает силуэты и постепенно начинает доводить их до совершенства, заполнять цветом. В завершение прорисовывает брови, глаза, руки, то есть детали. И если ты в самом начале захочешь увидеть детали и спросишь:

– А где же тут глаза? Где губы?

– он ответит тебе:

– Подожди, они тоже появятся в свое время. Я еще не закончил.

Слышишь эти слова: «Я еще не закончил»? Это значит, что я еще живу, еще стараюсь, еще говорю Богу: «Продли милость Твою тем, кто Тебя знает»[1]. Я еще иду к Тебе, прикладываю усилия, чтобы к Тебе прийти, в Твои объятия, но совершаю ошибки, как и все Твои чада, поэтому прошу Твоего понимания. И Бог тебе его дает.

Поэтому, когда человек покидает мир сей и мы на отпевании молимся о нем, мы возносим молитву: «Спасителю, упокой вместе с духами усопших праведников душу раба Твоего, сохраняя ее в блаженной жизни, которая у Тебя, Человеколюбче»[2]. Вот тогда покойный мог бы сказать: «Теперь я закончил. Теперь меня можно судить, чтобы Бог увидел, всё ли я сделал, все ли краски и оттенки наложил туда, куда надо».

Но пока я жив и стараюсь, я еще не закончил, я еще иду, и на этом пути у меня будут взлеты и падения. Надо это понять, примириться с собой, со своими трудностями, падениями, терзаниями и оставаться спокойным. Не надо паники, тревоги, нескончаемого плача. Да, ты заплачешь, но покаешься и продолжишь свой путь, вытрешь слезы и пойдешь вперед.

А если ты не можешь плакать, проливая слезы, заплачь в душе. Есть люди, которые не могут лить слез, но у них плачет душа. И Бог видит, что они растроганы. Вопрос в том, чтобы произошло это растрогание (подвизание), чтобы душа пришла в движение, разволновалась. И если твоя душа подвигнется, плакать не надо. Подвигнись сам, сделай что-нибудь, что-нибудь измени, потому что некоторые плачут, но не меняются, волнуются, но не исправляются, то есть практически не меняют ничего.

Это я хочу сказать тебе для того, чтобы ты не разочаровывался, а боролся, чтобы любил себя, каялся, испытывал вину, но знал, что у нее тоже есть свой «срок годности», а не так, чтобы всегда жить с чувством вины. Один человек говорил:

– Я чувствую за собой вину.

Хорошо, но сколько ты будешь чувствовать эту вину?

Говоришь: «Я чувствую за собой вину». И сколько еще ты будешь чувствовать эту вину?

В жизни всегда есть что-нибудь, что наложило на нас когда-то печать: то ли нам причинили боль, то ли мы ее причинили кому-то, и мы из-за этого чувствуем себя сейчас скверно. Но сколько времени ты собираешься чувствовать себя скверно? Оделся в черное по какой-то причине, по поводу траура. Но сколько времени ты будешь таким? Всю жизнь? Неужели ты отвергаешь надежду? Не принимаешь прощения, которое дает тебе Бог? Любви, которую дарит тебе Бог?

– Я принимаю ее.

Так почему же тогда постоянно плачешься? Почему твое сердце тяжко вздыхает? Где у тебя прощение, где улыбка надежды, где та воскресная улыбка, с которой говорят: «Бог меня простил»?

«Бог меня возлюбил, Бог меня выручает, спасает, любит, и я борюсь, прилагаю усилия и улыбаюсь», – показывай это и проявляй перед окружающими, перед своими детьми и супругой. Это очень важно, чтобы другие видели наше покаяние и преображение.

Мы свыклись с чувством вины, скорби, с разочарованиями и, когда они исчезают, не чувствуем себя на седьмом небе от счастья: нам их не хватает, мы не можем без них сделать ни шагу вперед и сказать, что заслуживаем счастья. Напротив, мы говорим: «Я не могу долго быть счастливым, потому что если долго буду счастливым, потом со мной произойдет что-нибудь плохое. Я не верю, что могу быть счастливым столько времени».

Кто-то сказал своей жене:

– Прошло уже столько часов, а мы еще не поругались. Это странно!

Он не верил, что это возможно.

У нас нет такой веры, мы еще не нарисовали в своем сердце представление Бога о нас. Еще не поверили, каких высот зовет нас достигнуть Бог, еще не вдохновились этим призывом Бога, зовущего нас стать такими же, как Он. Что означает «по образу и подобию Божию»? Чтобы мы уподобились Ему в славе, красоте, радости, блаженстве.

Что означает «по образу и подобию Божию»? Чтобы мы уподобились Господу и в радости

Поверил ли ты в это? Что это сказано для тебя, а не для кого-то другого, для тебя, для меня, для твоих детей, братьев и сестер, для твоего соседа, для того, кого ты любишь или ненавидишь, для всех?

Мы в это не поверили, поэтому и плачемся постоянно, нам по душе несчастье, хныканье, ропот, бормотание, горесть, и мы не проявляем той радости, которую подает нам Бог. Поэтому Господь и говорит: «Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?» (Лк. 18: 8). Увидишь ли ты людей, которые верят в Него и вверяют Ему себя?

Что значит верить в Него? Символ веры повторять недостаточно, чтобы быть верующим человеком. У тебя в душе остается смятение, страх, чувство одиночества, а ты только что говорил: «Верую во Единого Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли». Поэтому не говори этого формально. Дай словам напоить тебя, дай сердцу прочувствовать их.

«Верую во Единого Бога Отца». Это значит, что твоим Отцом является Творец земли, Бог любви, Бог радости, славы, веселия, а ты в это время так угрюм. Что ж, тогда, значит, ты не чадо Этого Бога. Что-то с тобой не так и со мной тоже. Задумаемся об этом, не будем об этом забывать и скажем: «Верую, что Бог призывает меня стать очень хорошим на этом свете. Не в том смысле, чтобы все на меня смотрели и были заняты мной одним, а чтобы я возрадовался в душе, шествуя своим путем по миру сему. Чтобы я осенял себя крестным знамением, когда проснусь, чтобы осенял себя крестным знамением и начинал свой день со слов: “Слава Богу!”».

О, это «слава Богу», которое многие произносят с такой благодарностью, что на душе становится радостно, когда слышишь их! Люди, которые были знакомы со смиренными отцами Святой Горы Афон, часто бывали потрясены тем, как они изрекают это славословие. Так, например, один старенький монах поливал свой огород, а другие с балкона слышали, как он при этом восклицает: «Слава Богу!», «Слава Тебе, Боже!» Мы все произносим эти слова, иногда и я, и ты. Но монах этот восклицал их от счастья, от радости, тогда как мы их произносим по необходимости, по долгу или привычке, поскольку у нас нет в сердце этой славы.

Один старенький монах поливал свой огород и восклицал: «Слава Тебе, Боже!» – восклицал от счастья

«Освяти тех, которые любят благолепие Твоего дома. Прославь и их Твоей Божественной силой»[3]. Мне нравится это выражение: «Прославь и их». Мы прославляем Тебя, и Ты нас прославь, подай нам в ответ на ту славу, которую воздаем Тебе, новую славу. Подай нам в ответ на любовь, которую питаем к Тебе, эту славу, прославь нас! И вопрос не в том, чтобы это знать, а чтобы наше сердце ощущало покой, чтобы я был жив и не хотел умирать, чтобы жил и не думал о самоубийстве, чтобы жил и имел чистый ум, не заморачиваясь помыслами, которые, как пчелы мед, окружают меня и залетают в мой ум, и весь этот рой мыслей, помыслов, терзаний, отчаяния, мрака сводит меня с ума. Пусть всё это исчезнет, и чтобы я испытал Божию радость. Разве это не прекрасно?

Поэтому мы нуждаемся в напоминании. Настрой свой телефон, чтобы он чаще напоминал тебе, что Бог тебя зовет к Своей славе, что Бог тебя любит. Наш ум забывчив, и нам надо постоянно напоминать себе об этом.

В «Добротолюбии» говорится, что самая большая проблема ума – это то, что он помрачился, уже не видит ясно и забывает то великое, что даровал нам Бог. Мы забыли, что мы Божии чада, что всё будет хорошо, и если что-то не так, то это будет всего на несколько лет, а где-то в нашем сердце и в вечности существует счастье. Вот что должно царить в нас, чтобы мы постоянно говорили: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя! Помоги не забывать о Твоей любви. Господи Иисусе Христе, благодарю Тебя за то, что любишь меня!»

 

Архимандрит Андрей (Конанос)
Перевела с болгарского Станка Косова

Богоносци

30 июня 2020 г.

Лк. 18: 8

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.